Босс, январь 2013 г.
Комментарии боссов
Рубрика | Главная тема

Александр МИРОНОВ, директор департамента аудита АКГ «Уральский союз»:
По данному вопросу я могу высказать только субъективное мнение и дать оценку качеству образования по экономическим специальностям. Складывается впечатление, что полученные дипломы и аттестаты — это всего лишь оплаченная бумажка, не свидетельствующая, что ее предъявитель является носителем необходимых знаний.
В университете, где я в свое время учился, лекции и семинары в основном читали бывшие студенты по книжкам, которые и я без них брал в библиотеке и читал дома. Случались, конечно, и практики из налоговых органов и страховой компании, но это были исключения. Все необходимые знания я получил уже в процессе трудовой деятельности.
В аудиторской среде была аналогичная ситуация. Когда сдавал экзамены на аттестат аудитора, из 40 человек моей группы только шестеро были направлены от аудиторских компаний. Из группы 70% получили аттестаты. Уровень знаний по специальности новоиспеченных аудиторов просто впечатлял. Во время прохождения курсов они задавали элементарные вопросы.
Сегодняшнюю переаттестацию аудиторов считаю великим благом, но если эту переаттестацию продлят в упрощенной форме, то это благо станет профанацией.
Не буду говорить за все учебные заведения и их программы, но считаю, что если для вуза экономическая специализация является непрофильной, значит, вуз не должен выпускать таких специалистов. Их и так больше, чем нужно.

Оксана ТАЛИЦЫНА, директор по управлению персоналом компании «КорпусГрупп»:

Одной из проблем современного дополнительного профессионального образования является кадровый дефицит — нехватка педагогов соответствующей квалификации. Кроме того, многие современные школы годами не вносят корректировки в свои программы, тогда как постоянное совершенствование программ подготовки — одна из основополагающих составляющих, позволяющая соответствовать современной экономике и требованиям сегодняшнего дня. Ситуация в мире все время меняется. Возьмем то же вступление в ВТО: как можно обучать сегодня, когда Россия вступила во Всемирную торговую организацию, так же, как и до вступления?
Дополнительное профессиональное образование, на мой взгляд, ценно не только знаниями, но и новыми связями и знакомствами. Профессиональная среда стимулирует к получению новых знаний не только от преподавателей, но и от коллег — такое обучение становится максимально «живым», приближенным к современным экономическим реалиям.
Наибольшей популярностью в нашей компании пользуется MBA — все первые лица либо уже имеют степень, либо находятся в процессе обучения, «КорпусГрупп» берет на себя полную или частичную оплату. Мы нацелены на эффективных руководителей, поэтому не жалеем средств на программы по развитию менеджмента. Один из важных аспектов — внутренняя мотивация, желание профессионально развиваться — без них даже самый «крутой» курс не даст никаких результатов.
Чтобы не ошибиться при выборе бизнес-школы, предварительно необходимо досконально изучить отзывы, бэкграунды преподавателей, рейтинги именно по вашему направлению: часто в одной и той же школе есть ряд успешных направлений, с сильными профессорами и одно-два направления очень слабых, не имеющих никакой ценности.

Анна ИЗМАЙЛОВА, руководитель маркетинговых коммуникаций Стокгольмской школы экономики в России:

Важно уточнить, какое именно образование мы имеем в виду. Если речь о бизнес-образовании и программах Executive MBA, то оно обязательно должно идти в ногу со временем и отражать основные тенденции рынка. Важно, чтобы человек, который проходит обучение на программе, мог сразу же применить полученные знания и навыки, разобрать реальный кейс своей компании и получить грамотную оценку своей деятельности как со стороны экспертов, так и со стороны других участников программы. Именно поэтому при выборе программы обучения важны состав преподавателей, их послужной список и состав группы. В рамках обучения должны разбираться бизнес-кейсы реальных компаний и предлагаться примеры, как те или иные экономические проблемы решались на практике.
Давать комментарий относительно всего образования в целом достаточно непросто. Для этого нужно познакомиться с программой, побывать на занятиях и пообщаться со слушателями. Именно они как потребители данного образовательного продукта должны ответить на вопрос, соответствует ли программа требованиям экономики. Можно только назвать ключевых игроков рынка — например, Высшую школу экономики, которая прикладывает большие усилия для того, чтобы отвечать этим требованиям.

Катерина ТИХВИНСКАЯ, директор по персоналу
ЗАО «Упонор Рус»:

С моей точки зрения, рассмотрение вопроса соответствия или несоответствия образования требованиям сегодняшнего дня нужно начать с момента определения молодыми людьми своей профессии. Сейчас практически нет структур, которые помогали бы школьникам определиться с профессией. Поэтому довольно часто выбирается «случайный» вуз (легко поступить, друзья туда же поступают, родители настояли и прочее). Понятно, что при таком подходе выпускник, скорее всего, либо не пойдет работать по специальности, либо будет не очень хорошим специалистом.
Один из основных недостатков, которым грешит сейчас наше образование, — оно не учит студентов аналитическому мышлению и умению работать с информацией.
То есть выпускники плохо представляют, где можно найти необходимую информацию, подобрать информацию по требуемой теме, им трудно провести ее анализ и сделать выводы. Это общий навык, который должно давать высшее образование вне зависимости от специальности.
Также отсутствует прогнозирование потребности в тех или иных специальностях на долгосрочной основе. В результате увеличивают выпуск специалистов тех специальностей, которые востребованы в настоящий момент. Отсюда кризис перепроизводства, и, как следствие, многие специалисты по специальности не работают. А значит, их подготовка не соответствует текущей экономической ситуации.
Конечно, есть вузы, которые хорошо обучают своих студентов, но в основном уровень образования в России не очень высок и, соответственно, не отвечает запросам экономики. Работодателям приходится много вкладывать, чтобы получить грамотных и подготовленных сотрудников.

Сергей ЛЕБЕДЕВ, директор по маркетингу ООО «ОКИ Системс Рус»:
Сегодня довольно сложно однозначно ответить на вопрос о ценности образования. Одни утверждают, что образование — это путевка в жизнь, гарантия трудоустройства, основа всего. Другие парируют, что свою жизнь человек строит сам, и никакое образование не может гарантировать ему успеха, богатства и счастья. В действительности обе точки зрения имеют право на существование.

В некоторых компаниях кандидата принимают на работу только после того, как он подтвердит свою компетенцию наличием портфолио, красным дипломом и внушительным списком рекомендаций и характеристик. Все эти профессиональные параметры в действительности не могут на 100% гарантировать профпригодность сотрудника. Также в последнее время уровень образования в России вызывает множество вопросов. Привычные стандарты профессиональной подготовки уже не отвечают высоким запросам международных компаний. Ежегодно на рынок вакансий выходит множество молодых профессионалов, чей уровень компетенции оставляет желать лучшего. И проблема не столько в кадрах, сколько в самой системе образования. Все образование сводится к профанации: одни делают вид, что учат, другие — что учатся.
Компания OKI, японский производитель принтеров и МФУ, заботится о карьерном и профессиональном росте сотрудников, следит за тенденциями на рынке и всегда готова принять в свои ряды молодых и перспективных. Однако в связи со сложившейся ситуацией в образовании работодателю нередко приходится «доучивать» молодых специалистов. По статистике, в российском офисе OKI по специальности работают только сотрудники финансового отдела и бухгалтерии. По данным специальностям наличие высшего профильного образования обязательно. На остальных должностях сотрудники также имеют дипломы о высшем образовании.
Если говорить о дополнительном образовании, оно также в нашей стране развито весьма условно. Научные и профессиональные стандарты здесь не выполняются, зато бизнес-механизм налажен «на отлично». Немногие могут позволить себе дополнительное образование. И если человек тратит деньги на повышение квалификации, ему хочется получить интересную и высокооплачиваемую работу в перспективе. Однако не стоит забывать, что любые траты должны быть оправданными. Нужно хорошо проанализировать все pro и contra и после этого приступать к выбору учебного заведения. Отдельно стоит обратить внимание на репутацию и престижность вуза.
Дополнительное образование люди сегодня получают, уже поняв, к чему они более склонны и каких профессиональных знаний им не хватает для конкретной работы или карьерного роста. В любом случае каждое новое место — это неизменная необходимость учиться чему-то новому, потому как нет двух одинаковых компаний и двух одинаковых должностей, всегда и во всем есть свои нюансы. И вот как раз умение учиться, умение организовать свое рабочее время — наиболее важные навыки, получаемые в процессе приобретения высшего образования. Человек, который делал вид, что учился, не сумеет правильно внедриться в производственный процесс и вынужден будет долго искать свое место, перемещаясь из компании в компанию.

Галина БАНДУРКИНА, президент ГК «Астарта»:

Нельзя сказать, что современное российское образование полностью соответствует требованиям экономики, чему имеется ряд причин. Конечно, российские вузы перешли на двухуровневую систему образования — бакалавриат и магистратуру, и требования Болонского клуба удовлетворены: формально российские дипломы теперь должны признаваться на Западе. Однако парадокс в том, что самый главный мировой рейтинг вузов, который составляет британское издание Times Higher Education, лучшим российским вузом в 2012 году назвал МГУ, однако и тот занял только 216-ю позицию.
Основные причины — недостаточный бюджет, выделяемый на развитие образовательного сектора в соответствии с инновационной стратегией РФ, и нарушенная интеграция экономической системы и системы образования. Важно отметить, что при динамичном развитии технологий необходимо быстро реагировать на рынок труда, что и делают западные образовательные учреждения, открывая новые направления подготовки и дисциплины. В России же такая практика внедряется крайне тяжело.
Кроме того, наши выпускники не востребованы на рынке, так как не подготовлены к практической работе. Также в России практически отсутствует программа подготовки на английском языке, хотя и в Европе, и в Азии такой формат обучения присутствует, чем существенно повышается уровень университетов, расширяя перспективы трудоустройства студентов.
К тому же большое количество неэффективных вузов, как государственных, так и частных, не гарантируют по окончании института ни знаний, ни системности мышления, и в большинстве случаев образовательный процесс — это просто затянувшаяся на несколько лет покупка диплома.
Однако некоторые изменения все же чувствуются и на законодательном уровне. К примеру, законопроект «Об образовании в Российской Федерации», подготовленный Министерством образования и науки, был внесен в Думу в начале августа. Документ заменит два базовых закона — «Об образовании» и «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», которые были приняты в 1992 и 1996 годах соответственно. Надеемся, он повлияет на качественные изменения в образовательной системе страны.
В качестве выхода из данной ситуации с точки зрения коммерческих компаний, заинтересованных в высококвалифицированных специалистах, мы видим возможность привлечения к работе иностранных специалистов из стран СНГ, в частности, Белоруссии, а также из таких европейских государств, как Италия и Германия. Также одним из способов развития профессиональной образовательной базы является создание кафедр и специальностей в рамках ведущих вузов страны «под себя», с дальнейшим трудоустройством в компанию.

Михаэль ДОБНЕР, генеральный директор OMNINET
в России и СНГ:

Определить качество образования можно исходя из того, насколько оно отвечает реальным запросам современного общества, общей системе ценностей и тем тенденциям, которые проявляются в экономике, в социальной сфере, в культуре. Потому что именно они показывают, каким должен быть современный человек. За последние 10–15 лет во всех сферах жизни российского общества произошли кардинальные изменения, которые требуют перемен таких же масштабов в образовании.
Требования компаний и организаций к своим сотрудникам уже значительно изменились: от них ждут большей самостоятельности, психологической устойчивости, способности работать с самыми разными источниками и справочниками, в том числе с информационными технологиями и компьютерами. В таких условиях хорошее образование становится главным капиталом. Поэтому все постановления правительства и новые образовательные программы направлены на повышение эффективности образования и актуальности учебных программ. Что касается российского образования, то оно пока остается традиционным. На мой взгляд, такой медленный и постепенный переход российского образования к новым методикам связан прежде всего с тем, что невозможно быстро перестроить систему, работавшую целых 70 лет. Советское образование в первую очередь было нацелено на воспитание в человеке таких качеств, как дисциплина и исполнительность. Советскому Союзу требовались миллионы рабочих и служащих, способных трудиться на станках, тракторах и в шахтах. Советское образование по праву считалось одним из лучших в мире. Сами за себя говорят достижения того периода в космосе, атомной энергетике, авиации. Но с распадом СССР, с развитием процесса глобализации и появлением новых технологий потребовались и перемены в системе образования. Сейчас российское образование пытается слепо копировать западный образец. Как работодатель я вижу, что существуют большие пробелы на уровне среднего образования как в России, так и в Европе. И эти пробелы необходимо удалить из обеих образовательных систем. Среднее образование должно сфокусироваться на навыках межличностного общения и развивать эмоциональный интеллект учеников. Эти навыки помогут будущим специалистам работать в команде.
Подводя итоги, хочу сказать, что Россия живет в эпохе перемен: полностью меняется российская экономика и соответственно меняется качество образования. В таких условиях, на мой взгляд, наиболее верная стратегия — это, опираясь на основы традиционного российского образования и учитывая европейские стандарты качества образования, постепенно создавать новое образовательное пространство для подготовки востребованных специалистов.

Ирина ВАСИЛЬЕВА, HR-директор группы компаний MAYKOR:

К сожалению, современное профессиональное образование в России не соответствует в полной мере требованиям сегодняшнего дня и, предполагаю, в ближайшие десятилетия не будет успевать за запросами экономики.
Да, Россия традиционно сильна именно в техническом и в естественно-научном образовании: выпускники ведущих российских высших учебных заведений имеют хорошую академическую базу, широкий кругозор и обладают способностью быстро усваивать и запоминать большой объем информации, но с точки зрения прикладных профессиональных навыков в большинстве случаев — это «чистый лист». Когда компания нанимает выпускника, ей приходится многому его учить и много в него вкладывать.
Большинство студентов пытаются самостоятельно решить эту проблему, совмещая учебу с работой. Окончив университет, они уже владеют практическими знаниями, но за счет своего профессионального опыта, а не обучения. Кроме того, во многих компаниях есть специальные программы поддержки молодых специалистов: производственная практика, стажировки, практические курсы в вузах.
Сейчас в России реализуется программа по реабилитации среднего специального образования, создаются курсы переподготовки, значительные средства вкладываются в переоснащение училищ, техникумов и колледжей. Это должно положительно сказаться на компаниях, нуждающихся в технических специалистах, но реальный результат мы сможем ощутить только через три-четыре года. При советской власти понятие «ПТУшник» приобрело отрицательную коннотацию, считалось непрестижным получать среднее специальное образование, и большинство людей в конце восьмидесятых – начале девяностых стремилось именно в институты, в результате чего число людей, способных и готовых работать руками, резко сократилось. Поэтому сейчас одна из основных задач — это популяризация рабочих профессий. Крупные компании, нуждающиеся в технических специалистах, вынуждены создавать собственные программы среднего профессионального образования.
Например, центр компетенций MAYKOR регулярно готовит учебные курсы по каждому новому виду оборудования, обслуживанием которого мы занимаемся. Они делятся на три вида — обязательные, необязательные, но доступные любому инженеру, и уникальные курсы, которые являются инструментом поощрения и мотивации сотрудника. Обучение, как правило, проходит в заочной форме. Если новое оборудование достаточно сложное, то мы проводим для инженеров очные курсы: преподавателями могут быть как внутренние эксперты, так и внешние. На сегодняшний момент собственные, дополнительные к внешним, учебные материалы разработаны для более чем 90% оборудования, с которым работают наши инженеры.
К тому же не стоит забывать, что в России бытует стереотип: человек может иметь высокий доход, только занимая руководящую должность. В Европе и Штатах, к примеру, существуют две модели развития карьеры. Человек может развиваться как управленец, беря на себя все больше ответственности за принимаемые бизнес-решения и вверенных ему людей, а есть люди, которые являются высококлассными техническими экспертами и совершенствуются исключительно в этом направлении. Несмотря на то, что у них нет подчиненных, их материальный доход не уступает доходу руководителей. Такие примеры есть и в России, но только в западных компаниях.
Тема MBA, второго высшего образования, до сих пор остается в России неоднозначной: надо или не надо? Некоторые студенты MBA, не имеющие достаточного профессионального опыта, не могут трезво оценить применимость тех или иных западных моделей в России, их цель — «побряцать корочками» перед коллегами и работодателем. Тогда как реальная польза от MBA, по моему мнению, может быть только тогда, когда есть свой собственный практический опыт, когда МBA скорее систематизирует уже накопленные знания.

Анастасия САВИНА, директор по персоналу компании ABBYY:
Образование, которое молодежь получает сейчас, безусловно, не удовлетворяет требованиям бизнеса. Причем есть ощущение, что ситуация ухудшается с каждым годом.
Не секрет, что в ИT-индустрии ситуация меняется стремительно — появляются новые технологии и бизнес-модели, лидеры и аутсайдеры, нормы и правила. Естественно, что стремительно растут и требования к сотрудникам. В глубине души я убеждена, что никакое образование никогда не сможет поспеть за требованиями бизнеса (впрочем, это не значит, что не надо пытаться).
На мой взгляд, самое главное, чему должны учить школа и вуз, — это учить учиться. Продолжать учиться на протяжении всей карьеры, всю жизнь — это единственный залог хоть какого-то среднего успеха. Настоящий большой успех придет, если умеешь учиться лучше других и применять эти знания на практике. Образование, особенно высшее, должно учить системному мышлению, «накачивать» аналитические способности — это первый приоритет.
Если владеть методами освоения знаний, понимать, как обращаться с потоками новой информации, уметь связывать новое знание со старым, понимать логику, выстраивать структуры, делать практические выводы, то тогда можно будет выжить и преуспеть в ситуации высокой неопределенности. А неопределенность год от года возрастает не только в «новых», но и в «старых» отраслях.
Еще одной важной задачей образования является широкий кругозор. Важно, чтобы детей учили не только одной узкой области, но и соседним сферам. Когда выпускник заканчивает обучение, он неизбежно ограничивает кругозор реальностью конкретного бизнеса. Но любой бизнес развивается. И чужой опыт, знание «как еще бывает» может ему пригодиться и помочь в карьере, когда бизнес начнет задавать новые вопросы. Широкий кругозор, заложенный в школе или вузе, поможет найти ответы.

Александр ФИЛИМОНОВ, младший партнер Artisan Group Public Relations:

Российское образование вообще находится в глубоком кризисе — причем как школьное, так и высшее, отрицать это становится все сложнее. Основные причины — падение престижа профессии преподавателя, низкие доходы в образовательном секторе, необъективность критериев оценки профессионализма преподавателей, неудачная государственная политика в сфере образования и, что, я считаю, главное — излишняя ориентированность на западную систему образования, которая, к слову, тоже переживает некоторый кризис.
В настоящее время даже крупнейшие российские вузы, включая МГУ им. М.В. Ломоносова, поддерживают высокий уровень лишь за счет естественных факультетов, для которых характерны высокие требования к студентам и высокий уровень вовлеченности преподавателей в научную деятельность. С началом переориентирования российской системы образования на Запад наибольшее развитие получили направления бизнеса, маркетинга и менеджмента, что стало первым гвоздем в гробу российского фундаментального образования. Для того чтобы развить эти направления, необходимы десятилетия, и первые рабочие программы бизнес-школ, открывшихся в 90-х на базе известных фундаментальных вузов, не выдерживали никакой критики. Исключения, впрочем, были — беда в том, что исключениями они и остались. Тезис о том, что студенты стали клиентами, фактически убил основу традиционной для России системы образования, а для создания новой основы необходимы изменения в менталитете как самих студентов, так и руководства образовательных учреждений. Пока же вузы — и в первую очередь государственные — всеми силами пытаются удержать платных студентов, что приводит к ужасающему снижению уровня выпускников. Если прежде гуманитарные факультеты МГУ заканчивало в среднем порядка 70% поступивших, то теперь — 90%, а на некоторых факультетах и больше.
Более чем десятилетний опыт работы по программам дополнительного образования и переквалификации убедил меня в том, что в большинстве случаев дополнительное образование совершенно не соответствует требованиям экономики. Связано это, во-первых, с преподавательским составом — большинство преподавателей имеет, как ни странно, очень небольшое представление о том, что они преподают. Особенно сложно обстоят дела с такими предметами, как «Связи с общественностью», «Маркетинг» и «Работа с персоналом». Это практические направления, и знания в этих областях не получить в библиотеке. Однако преподаватели, читающие такие курсы, обладают педагогическим опытом и учеными степенями, что для большинства вузов, к сожалению, до сих пор является приоритетом. Впрочем, в начале – середине 2000-х годов для многих образовательных программ была довольно распространена другая сомнительная практика — приглашение менеджеров среднего звена для проведения специальных курсов. Это внесло свою негативную лепту в развитие бизнес-образования в стране.
В последние пять-шесть лет соответствующие курсы все чаще читают практики. Это, как мне кажется, очень хорошая тенденция, но тут возникает три основные проблемы. Во-первых, в большинстве случаев практики не имеют педагогического опыта, а менталитет сегодняшних студентов даже на втором высшем образовании далеко не всегда достаточно ориентирован на получение знаний — уточняющие вопросы задает в лучшем случае 10% аудитории. Во-вторых, люди, состоявшиеся в своей профессии, сильно заняты и не всегда готовы достаточное количество времени уделять образовательной деятельности, а материально компенсировать их время и трудозатраты в достаточной степени на сегодняшний день готовы лишь очень немногие вузы. Третья же проблема свойственна всему сегодняшнему образованию — это та самая излишняя лояльность к студентам, которая порою превращает весь процесс контроля за получением знаний в профанацию. Ситуация со вторым высшим образованием, безусловно, не столь критична, как с первым, но эта проблема по-прежнему весьма актуальна.
Безусловно, не все так плохо в сфере российского профессионального образования, и в стране есть учебные заведения, уровень преподавания в которых вполне адекватен современным требованиям рыночной экономики. Почти все эти учреждения являются отделениями западных бизнес-школ или их аффилированными структурами. Стоимость обучения в них, как правило, выше среднерыночной и требования к студентам выше, чем в большинстве других вузов. Однако даже эти учебные заведения сталкиваются с проблемой российского менталитета — большинство студентов до конца не понимают, зачем им нужно второе образование и что они хотят получить в итоге.
Думаю, для того чтобы российское образование вообще и профессиональное в частности соответствовало требованиям рынка в полной мере, необходимы глобальные изменения как в общем подходе вузов к формированию преподавательского состава, образовательных программ и форм контроля, так и в изменении самого менталитета студентов. Для этого необходимы активное вовлечение государственного административного ресурса, существенная финансовая помощь вузам со стороны государства и ряд социальных проектов, направленных на разъяснение будущим студентам, что они реально получают в процессе образования и при каких условиях их ожидания будут оправданы. Когда-нибудь это наверняка произойдет, но в отношении ближайшего будущего российского образования я пока настроен скептически — государство за последние десять лет не провело ни одной объективно успешной реформы в образовании, а цены на рынке российского образования растут и скоро догонят западные бизнес-школы.

Александр МАРТЮШОВ, руководитель Технической академии Ariston Thermo Rus:

На сегодняшний день теоретическая подготовка специалистов в России является по-прежнему одной из лучших в мире, но наблюдается серьезное отставание в практическом применении теории. В качестве наглядных пособий до сих пор используются устаревшие приборы, формально отвечающие требованиям ГОСТов и СНиПов, а фактически существенно уступающие существующим на рынке решениям по показателям: экономичности, экологичности, комфорта, функциональности, безопасности, надежности. В нашей стране высшее и среднее образование не всегда имеет живую связь с рынком. Например, сегодняшние студенты, планирующие работать в сфере в HVAC&R, не представляют, как функционируют монтажные организации, сервисные центры. Если конечная цель образования состоит не просто в выдаче дипломов, а в подготовке специалистов, нужных рынку, то работодатель должен активно сотрудничать со школами, колледжами, высшими учебными заведениями: организовывать стажировки, охотно брать на работу выпускников, рассказывать о деятельности своей компании. Благодаря этому учащиеся с первых дней будут уверены в том, что изучаемый предмет действительно нужен, а значит, получаемые знания и опыт будут востребованы конкретными работодателями. Добиться этого учебные заведения могут только благодаря сотрудничеству с бизнесом.
Кроме того, важно сделать так, чтобы получать образование стало почетно. Ведь престиж образования — прямое следствие престижа будущей работы. Если на определенную работу может устроиться абсолютно любой, входной барьер практически отсутствует, то о каком престиже идет речь? Зачастую потребитель доверяет прежде всего компании, которая оказывает услуги, а не отдельному сотруднику. Вдобавок большинство специальностей не предполагает получения специальных разрешающих документов на производство отдельных видов работ. Значит, показывать потребителю диплом или иные «корочки» не имеет никакого смысла. В нашем сегменте работодатель смотрит в первую очередь на опыт и потенциал соискателя. «Корочки» играют второстепенную роль, особенно в профессиональном образовании. Поэтому молодой специалист может проиграть человеку, не имеющему профессионального образования, но способному «крутить гайки» как надо.
Не менее важно дать современным учащимся мотивацию для успешной учебы. Если оценки и зачеты действительно влияют на получение диплома — это неплохо. Перспективному студенту еще во время учебы будет полезно пройти стажировку в компании по профилю обучения.
Ariston Thermo Rus запустила несколько образовательных проектов, направленных на подготовку квалифицированных работников всех сегментов отрасли HVAC&R, обладающих самыми передовыми знаниями для своевременного обслуживания постоянно совершенствующейся и обновляющейся линейки отопительной и водонагревательной продукции. Одним из таких проектов является теоретический курс, базирующийся на современном оборудовании. Учебный класс Ariston на базе Государственного политехнического колледжа №19 г. Москвы создан специально для базовой подготовки молодых специалистов. В скором времени планируется образовательный проект по основам расчета и проектирования систем, но не в смысле высшей школы, а применительно к тем случаям, когда заказчик не доходит до проектной организации или, имея на руках некий общий проект, хочет довести его до совершенства.

Артем ПОЛЯНСКИЙ, директор по коммуникациям
и развитию бизнеса COMDI:

На данный момент я получаю MBA в области телекоммуникаций в Московской международной высшей школе бизнеса «МИРБИС», которая считается одной из лучших бизнес-школ в России. Однако, сравнивая образовательный процесс с международными программами, могу отметить, что вовлечение слушателей в обучение незначительное. На мой взгляд, вместо того чтобы приходить на лекции, слушать и записывать то, что говорит преподаватель, было бы продуктивнее самостоятельно готовится и уже на занятии, на практическом примере исследовать рассматриваемый вопрос. Знание не передается, оно создается, поэтому вузам, которые проводят обучение по программам MBA, стоит задуматься об эффективной подготовке слушателей до лекции: создание и передача обучающего контента (например, видеолекции, которые студент сможет просмотреть в удобное время), проведение до занятия вебинара по теме для закрепления самостоятельно изученного материала и, конечно же, практическая работа на общей встрече преподавателя со студентами. Совмещая различные формы работы с обучающим контентом, думаю, можно было бы разработать более эффективную образовательную программу.

Тимоти Эдвард О’КОННОР, проректор по образованию НИТУ «МИСиС»:

Сегодня принято критиковать любую систему образования вне зависимости от места и времени ее применения. Поэтому естественно, что современная двухуровневая система образования, поклонником которой я являюсь, также подвергается немалой критике, особенно со стороны работодателей. Я считаю, причина в том, что работодатели привыкли к прежней системе, но она, несмотря на свои немалые достоинства, исчерпала себя, особенно в области профессионального образования.
На мой взгляд, главные качества при приеме на работу — это образованность человека в целом, а также его стремление как к профессиональному,
му и способствует.
На самом деле на уровне бакалавриата специальность и направление подготовки не так важны, приоритетом на данном этапе является получение хорошего фундаментального и всестороннего образования. При поступлении в магистратуру происходит более полное и глубокое погружение в специальность, но магистратура далеко не для всех. На сегодняшний день мир так стремительно меняется, что предсказать, кем ты будешь работать через несколько лет, практически невозможно. Поэтому я придерживаюсь того мнения, что в молодежи нужно развивать способности, снабжая их базой для дальнейшего обучения. Я часто говорю, что знания приходят и уходят, и это на самом деле так, однако без фундаментальной базы развитие каких-либо навыков невозможно. Поэтому для меня, даже в области инженерии, узкая специализация далеко не самое главное — в первую очередь хотелось бы узнать, что это за человек, какие у него интересы — как профессиональные, так и личные. Потому что — надеюсь, мы это понимаем — мы принимаем на работу личность, а образование является одним из фундаментальных принципов воспитания здоровой во всех смыслах личности. Образование идет с нами через всю нашу жизнь, и университет — это только начало.
Со стороны работодателей, безусловно, необходимо выстраивание мощной системы повышения квалификации. Что не так просто, так как это должна быть целая слаженная система. Однако без этого нельзя. Я не против ориентированности вуза на запросы работодателей — особенно в случае, если предложения интересные и условия благоприятные, ведь мы обязаны дать студенту возможность хорошего старта. Нет ничего плохого в том, чтобы ответить на определенные запросы предпринимателей, чтобы обеспечить трудоустройство на два-три года вперед. Главное, чтобы ни у кого не было иллюзий. Ведь важно понимать, что, возможно, это не на всю жизнь. И здесь нужна определенная гибкость.
Наш университет старается модернизировать — или, если использовать популярную ныне терминологию, апдейтировать — образовательный процесс в соответствии с меняющимися запросами экономики, рынка. Например, несколько лет назад мы запустили весьма актуальную программу по обучению английскому языку — Touchstone, в которой упор сделан на коммуникацию. Еще один пример из нашей практики — так называемое смешанное обучение, которое позволяет студенту научиться работать самостоятельно, дисциплинирует и развивает ответственность. Это очень важно, поскольку в России исторически сложилось так, что ответственность падает главным образом на преподавателя. На мой взгляд, это неправильно. И мы стараемся развивать не только узкопрофильные компетенции студентов, но и управленческие.
Также в НИТУ «МИСиС» внедряется проектное обучение. Это достаточно спорный подход, в котором есть как большие плюсы, так и некоторые минусы. Плюсов значительно больше, соответственно, такой подход эффективен. Я уверен, что мы и дальше будем это развивать, потому что студентам это интересно, а также хорошо для преподавателей, потому что приходится работать по-другому. Здесь присутствуют элемент смешанного обучения и работа в команде.

Олег ФЕДОСОВ, директор департамента по работе с персоналом РОСГОССТРАХ БАНКА:

Как правило, современное образование в нашей стране очень теоретизировано и подчас оторвано от жизни. Оно по большей части мало интегрировано в международные стандарты — это касается финансовой отчетности, нормативной и документационной баз. Большой проблемой являются и устаревшие учебные материалы. Так, на примере молодых специалистов, приходящих работать в РОСГОССТРАХ БАНК, могу отметить, что учебные заведения банковского профиля дают своим студентам хороший багаж теоретических знаний, однако выпускник всегда нуждается в дополнительном обучении в прикладной, практической части. Также выпускник не всегда понимает специфику клиентоориентированного подхода (как по отношению к внешнему, так и к внутреннему клиенту), хотя именно он является основой банковского бизнеса.
А в целом — молодежь сейчас выбирает специальность осознанно, ориентируясь на современные рыночные реалии, экономическую ситуацию в стране. Однако специалисту всегда нужно понимать, что если он хочет построить карьеру в выбранной профессиональной сфере, то смотреть нужно шире тех рамок, что дает академическая учебная среда.

Андрей ЧУМАКОВ, директор Учебного центра РДТЕХ:

Образование в ИТ-сфере как никакое другое соответствует и должно соответствовать требованиям экономики и времени. Очевидно, что современный бизнес в принципе не может существовать без информационных систем. Сегодня в России наблюдается колоссальный дефицит квалифицированных кадров, и, по оценкам специалистов, к 2015 году он может достичь катастрофического уровня. Проблема в том, что высшее ИТ-образование дает базовые, в основном теоретические, знания, и чаще всего обзорного характера. А для того, чтобы специалист мог создавать, внедрять, сопровождать или эксплуатировать конкретные информационные системы, ему необходимо качественно и в очень сжатые сроки обучиться работе с тем или иным программным обеспечением. Основные направления работы учебных центров в ИТ-сфере — технологии баз данных; технологии работы в сети Интернет; менеджмент в области информационных технологий; информационная безопасность; современные средства программирования; обработка неструктурированной информации; использование приложений в области информационных технологий. Выбор сотрудников ИТ-департаментов, как правило, всегда падает именно на авторизованное производителем программного обеспечения обучение — это существенная гарантия качества.
Помимо востребованного всегда обучения для администраторов СУБД большой интерес проявляется к курсам по хранилищам данных (DWH), бизнес-приложениям (например, для бизнес-аналитики — BI), проектированию OLTP (в частности ERP)-систем (Siebel CRM), к курсам по технологиям автоматизации бизнес-процессов и интеграции приложений.
В таких отраслях, как телекоммуникации, торговля, промышленность, в финансовых институтах без сложных информационных систем просто не обойтись. Именно поэтому сотрудники такого типа компаний все чаще стремятся получать самые актуальные знания, ведь поддержание информационной системы для нужд крупного бизнеса требует высокой квалификации сотрудников. Многие ИТ-директора сейчас озадачены важным вопросом — как синхронизировать ИТ-стратегию с общей стратегией компании, как сделать так, чтобы информационные системы полностью отвечали потребностям бизнеса. Помочь решить такую задачу могут специализированные курсы на стыке ИТ и бизнес-консалтинга, которые сейчас также очень популярны. Говоря о востребованном сегодня образовании, стоит отметить и курсы по управлению знаниями, принятию верных управленческих решений. Этим, как правило, очень интересуются именно топ-менеджеры.
Важной составляющей любого обучения является методика преподавания и способы его проведения. Формат Live Virtual Class (LVC), сочетающий возможности дистанционного образования и работу под руководством преподавателя, становится все более популярен в среде студентов учебных центров. То есть преподаватель читает курс через Интернет, общается со слушателями в голосовом режиме и в чате, контролирует выполнение лабораторных работ. Большой плюс обучения в формате LVC — то, что оно стирает территориальные границы, сокращает денежные и временные затраты.