Журнал Эксперт, апрель 2014г.
Отдать хозяйство в хорошие руки
На рынке аутсорсинговых услуг идет освоение сегмента B2G - услуг для государства. Привлекая частный бизнес, оно сможет снизить расходы на содержание социальных учреждений, а предприниматели получат возможность выйти на новые рынки с многомиллиардным финансированием.

Период экономического спада не лучший момент для развития малого и среднего предпринимательства на любом рынке. Как видно на примере нашей страны, более или менее активны и живы сегодня те, кто имеет отношение к госфинансированию, госзаказам или может работать на аутсорсинге для крупных корпораций. Поэтому расширение перечня услуг этих корпораций и государства, передаваемых частному бизнесу, может открыть новые перспективы для поддержки предпринимательства.
В частности, речь может идти о так называемом секторе В2G ( business to government), то есть об услугах для государственных социальных учреждений: школ, детских садов, больниц и т. п. В мире это многомиллиардный рынок (только сегмент корпоративного питания, по оценкам, составляет порядка 700 млрд долларов), который в развитых странах целиком обслуживается частным сектором. У нас же пока предпринимаются лишь первые попытки его освоения. Передача функций обслуживания соцучреждений частникам вполне вписывается в стремление государства расширить практику государственно-частного партнерства. Кроме того, это означает возможность либо существенно снизить расходы на обслуживание учреждения - с минимальных 5-10 до нескольких десятков процентов, либо повысить качество его работы. На примере историй развития двух компаний из разных сегментов услуг, "КорпусГрупп" (организация питания и клининг) и Cotton Way (текстиль любого типа напрокат с дальнейшим обслуживанием), видно, как можно работать на этом рынке сегодня. Компании находятся на разных этапах своего развития, а потому для них актуальны разные проблемы. Так, "КорпусГрупп", которая присутствует на рынке уже более двадцати лет и работает в очень конкурентном сегменте с низкой маржей, сегодня все силы прикладывает к тому, чтобы нарастить эффективность, повысить производительность. Тогда как Cotton Way, по сути, формирует новый рыночный сегмент, предлагая непривычную для рынка услугу аренды текстиля, нарабатывая компетенции, расширяя экспансию, получая высокую маржу, которая пока позволяет не выносить производительность на первый план.

Пример развития этих компаний показывает, какие возможности открываются для динамичных и технологичных фирм, нацеленных не просто на освоение бюджетных средств, а на формирование новых ниш, технологий и стандартов.

"КорпусГрупп": борьба за эффективность
Компания "КорпусГрупп" - один из пионеров российского капитализма, на рынке она появилась еще в начале 1990-х. Ее учредитель и основной владелец Олег Лобанов, вернувшись в конце 1980-х из армии, где он был поваром на погранзаставе, устроился подрабатывать поваром в один из первых кооперативных ресторанов Москвы, продолжая учиться в авиационном институте. От повара до шеф-повара, а там и до собственного ресторана дорога не длинная, особенно в тот период: частная инициатива в стране бурлила. Потом, в 1993-1994-м годах, возник новый сегмент, корпоративный, "ресторанно-выездное обслуживание", как это называли в компании, а по сути - кейтеринг. Первые корпоративы заказывали иностранные компании - L`Oreal, Mitsubishi и другие. От разовых корпоративов перешли к организации регулярного питания для сотрудников иностранных компаний. "Чем были ценны иностранные клиенты? Тем, что это замечательная школа, где можно было почерпнуть первое понимание международных стандартов, требований, форм и норм взаимоотношений между клиентом и заказчиком", - вспоминает Олег Лобанов. Это был период накопления знаний, понимания перспектив. Хотя в тот момент, вспоминает Лобанов, он даже представить себе не мог возможных масштабов этого бизнеса: "Пару лет назад в каком-то западном банковском отчете я увидел цифру: 685 миллиардов долларов - это объем мирового рынка корпоративного питания, куда входит питание детей, больных, нефтяников, беженцев ООН и многое-многое другое".

В нашей стране потенциальную емкость рынка питания, клининга и технической эксплуатации "КорпусГрупп" оценивает в 535 млрд рублей. Но реальные его объемы гораздо меньше, поскольку почти вся социалка обслуживается собственными силами, да и корпоративный сегмент далеко не полностью пользуется услугами аутсорсеров, продолжая вести натуральное хозяйство. Подавляющая часть рынка в любом случае приходится на питание. Клининг и прочие услуги обычно возникают как сопутствующие для компаний, организующих питание, - это мировая практика. Так произошло и с "КорпусГрупп": услуги клининга она включила в свой портфель после кризиса 1998 года по инициативе петербургских клиентов - фабрик Philip Morris, Gillet и Dirol, переносивших западные модели работы по аутсорсингу на российскую почву. Сегодня этот сегмент приносит компании около 25% выручки.

Накопление опыта и понимание принципов аутсорсинга происходили постепенно, по мере развития компании. Сначала создавали предприятия питания в бизнес-центрах Москвы и Санкт-Петербурга, потом организовывали кухни и весь процесс питания непосредственно на предприятиях заказчиков для рабочего персонала. В 2000-х, когда появились заказы от нефтегазовых компаний, открыли для себя понятие remote site (удаленные объекты и их обслуживание), учились работать с такими объектами. В этот период компания развивалась очень быстро: ежегодно открывалось по 10-15 филиалов в разных регионах. Зачастую шли за своими федеральными клиентами, имевшими развитую филиальную сеть. Например, с компанией "Сибнефть" заключили контракты по всей их сети, от Москвы до Чукотки. В 2006 году у "КорпусГрупп" было уже около 50 филиалов - отдельных юридических лиц с разными контрактами.

Перед компанией встала новая задача: перейти от бурного развития к тонкой настройке системы - огромная структура перестала быть управляемой. К тому же, увлекшись идеей развития, часто заключались контракты с доходностью, близкой к нулю. Началась перестройка компании и системы ее управления. Из 50 юрлиц осталось 10, с собственными филиалами. По сути, вся основная задача компании с того момента и по сей день заключается в налаживании управленческих процессов, а также в работе над эффективностью. В условиях нынешней высокой конкурентности на этом рынке (за прошедшие годы в сегмент питания вышли десятки компаний) это важно.
Сегодня на рынке есть еще как минимум четыре крупных оператора федерального масштаба: глобальные холдинги Sodexo и Compass, российские "Конкорд", ОМС.
Пятерка лидеров, включая "КорпусГрупп", контролирует меньше половины сегмента корпоративного питания, клининга и эксплуатации. Существует также масса компаний поменьше, работающих лишь в одном городе, одном регионе, ну и бесчисленное количество ИП и ООО, обслуживающих лишь одну компанию, чаще всего аффилированную с кем-то из руководства. Передача контрактов подобным компаниям - основной риск на рынке корпоративного питания, считают в "КорпусГрупп". После того как профессиональный оператор поработает год-другой, отработает меню с учетом сезонности, запросов коллектива, наладит процессы, сформировав коллектив работников кухни с четко прописанными обязанностями, возникает большой соблазн взять все это в свои руки, попрощавшись с оператором: он уже все сделал, теперь мы можем сами, а маржу можно положить в карман. Снижение затрат на такую услугу, если оно и случается в дальнейшем, происходит только за счет перехода в серую зону, сокращения налоговой базы.

В любом случае эффективность, снижение расходов для операторов корпоративного рынка актуальны не только из-за нарастания конкуренции, но и в связи с кризисом, который, по ощущениям представителей "КорпусГрупп", далек от завершения. "К моменту кризиса 2008 года мы уже активно перешли к этапу управленческих упражнений, а кризис еще сильнее подстегнул - это как получить степень МВА, только не просто за деньги, а за огромные собственные деньги, когда на кону не просто оценка на экзамене, а существование собственной компании", - рассказывает Олег Лобанов.

Упрощение системы управления позволило быстрее вводить новшества, которые были призваны обеспечить эффективность бизнеса. Так, в кризис клиенты резко сжали бюджеты: "Я смогу платить вам минус 20 процентов от текущего объема". Значит, нужно быстро менять все подходы, потому что маржа к этому времени уже скатилась до среднемировых значений 4-5,5%.

Изучили зарубежный опыт - на одной из фабрик в Восточном Берлине с 10 тыс. работников, персонал кухни - 160 человек. В "Корпусе" на самом передовом предприятии работает в четыре раза больше. За счет чего такой разброс? Во-первых, число рецептур чрезмерно завышено, в десятки раз в сравнении с западным опытом. "Мы провели исследование своих меню за три года и выявили, что в рамках одного календарного года используется в среднем 18 сезонных меню с учетом появления или отсутствия тех или иных продуктов, - рассказывает Олег Лобанов. - В итоге мы создали единое годовое меню, то есть уже сегодня знаем, чем будем кормить людей через год. Так сокращаются расходы на различные фантазии, которые могут применять повара на местах".

Второе отличие западного подхода - высочайшая степень переработки продуктов, поступающих от поставщиков. Они привозят не просто картофель, а почищенный и порезанный под конкретные блюда, не просто рыбу в тушке (понятия "тушка" там уже давно нет), а порционное филе под соусом. Да еще в той таре, которую нужно просто взять подъемником с машины и вставить сначала в холодильник, а потом той же машиной из холодильника отправить в печь - в этом вся функция повара и заключается, повара там фактически просто операторы. "Нам до полного перехода на такую систему еще далеко, но работу с поставщиками мы также активно проводим, - говорит Лобанов. - Стали централизовывать закупки, работая с федеральными поставщиками, имеющими систему дистрибуции. В штаб-квартире определяются цены по всей стране, это позволило серьезно сократить расходы. Сейчас у нас по стране 545 поставщиков, и я могу поставить своему директору по логистике конкретную тактическую задачу сократить их число на пять процентов, либо переводя кого-то в статус федеральных, либо договариваясь об увеличении ассортиментной линейки у оставшихся, и тому подобное".

Один из важнейших моментов - модернизация кухонного оборудования, которая позволяет сократить и число поваров, и число операций, максимально повысив производительность труда. Сегодня все предприятия компании разделяются по производительности на три категории: 110-130 клиентов на одного повара, 60-70 или 30-50 для удаленных объектов (там просто объективно нельзя послать одного повара на 100 клиентов, приходится посылать двух). Впрочем, есть и наиболее передовая фабрика-кухня на металлургическом заводе в Нижнем Тагиле, где один повар обслуживает уже 200 человек. Для этого пришлось убедить предприятие сделать серьезные инвестиции в новое оборудование, закупленное по рекомендации "Корпуса" как оператора. В итоге все принятые меры позволили серьезно сократить персонал - полторы тысячи человек из 13 тысяч.

Государство - незрелый заказчик
Именно из-за кризиса в "КорпусГрупп" задумались о секторе В2G, в первую очередь о школьном и больничном питании. Этот сегмент привлекателен тем, что, имея стабильное финансирование, придает большую финансовую устойчивость подрядчику, и это особенно важно в кризисные моменты, поясняет Олег Лобанов. "В 2008 году я был одним из инициаторов создания проекта "Школьное питание", - рассказывает Лобанов. - В какой-то момент он даже обрел статус нацпроекта, но мы из него вышли, потому что, когда в мероприятие вовлекаются 11 министерств и каждое пытается на что-то влиять, становится ясно, что ничего хорошего не выйдет. Так и получилось, этот проект можно считать провальным: кроме частичной модернизации некоторых школьных кухонь, руководству которых удалось выиграть лоты на допфинансирование, принципиально ничего не изменилось. Очевидно, государство все еще незрелый заказчик, не понимает, что именно оно в итоге хочет получить. Начинать ведь надо далеко не с оборудования, а с модернизации меню: что и как готовить детям, чтобы они это еще и ели. Потом определять оператора для каждого объекта, и только потом оператор должен проследить, где и какое оборудование нужно поменять - зачастую оно даже не должно быть самым современным, самым дорогим, это будет избыточно, с излишними функциями".

Госструктуры и госкомпании, по опыту "КорпусГрупп", - вообще очень трудный заказчик, слишком консервативный и неповоротливый, и часто это не позволяет достигать максимальной эффективности. Так, в компании приводят пример организации питания в женском военном училище. В норму питания военных (без различия пола и возраста) входит довольно большое количество хлеба, которое девочки-подростки просто не съедают. Предложение "Корпуса" о снижении этой нормы и замены хлеба другими продуктами принято не было.
Другой пример - уборка части станций московского метро. Все предложения о модернизации оборудования, дающего лучшую производительность и окупающегося за несколько лет, остаются без ответа. Ветошь и опилки - вот основные материалы, используемые сегодня при уборке метро. И это вполне устраивает его руководство.
Во многом проще оказалась работа с больницами. Здесь дело приходится иметь непосредственно с главными врачами, которым легче объяснить привлекательность аутсорсинга и принципы его работы, нежели сборной команде из 11 министерств. На сегодня компания осуществила два проекта по больничному питанию - в Ярославской психоневрологической больнице и Новокузнецкой областной клинической больнице. Сейчас готовится еще несколько аналогичных в разных регионах. Вся проделанная предварительно работа по повышению эффективности позволяет быстро и квалифицированно организовать качественное питание больных за небольшие бюджетные деньги. "Диетическое питание является частью лечебного процесса, поэтому мы работаем с пятнадцатью диетами, предлагаемыми Минздравом, - они называют их столами, - рассказывает Константин Балабанов, начальник отдела специальных проектов "КорпусГрупп". - Преимущества клиники в том, что, оставляя на питание своих больных ту же сумму, которая выделяется государством, клиника серьезно экономит на сопровождении этой услуги. Разгружаются как минимум два бухгалтера, которые вели это направление, иные управленцы, уменьшается число работников кухни. Кроме того, за счет более прогрессивной организации труда высвобождаются площади, которые можно вернуть в коечный фонд и получать дополнительное финансирование от ФОМС. Так, в одной из больниц мы из семи пищеблоков высвободили пять.

В одном из помещений был поставлен новый аппарат для гемодиализа, в другом - организован кабинет для платных медуслуг, остальные превратились в палаты для больных. И таких помещений, используемых нерационально, сотни квадратных метров".
Пока в обороте компании доходы от этого сегмента незначительны, но потенциал его "КорпусГрупп" оценивает очень высоко, прилагая массу усилий для развития в этом направлении. На сегодня главная задача - научиться разговаривать с главными врачами, поясняя выгоды и преимущества аут сорсинга. "Мы пытаемся, - поясняет Константин Балабанов, - найти здоровый баланс между выгодами клиники как предприятия и личными выгодами главного врача карьерного свойства. Важно наглядно показать, что грамотная организация питания напрямую влияет на производственные показатели труда главврача: снижается количество рецидивов из-за плохого питания, увеличивается оборот койко-места, становится меньше нареканий от контролирующих органов".

В голубом океане: как создать рынок под себя
У компании Cotton Way, в отличие от "Корпуса", путь в сегмент обслуживания госструктур был совсем иным. Не с рынка, а как раз наоборот, через контракт с "Российскими железными дорогами". Прародитель холдинга фирма "Мастер Клининг" была создана Александром Уткиным специально под проект обслуживания РЖД. В 2007 году в РЖД было принято решение передать на аутсорсинг стирку и закупку постельных принадлежностей и прочего текстиля, отдав в аренду существующие прачечные. На конкурс было подано с десяток заявок от различных компаний, пять из них выиграли конкурс, заключив контракты на 15 лет на обслуживание разных региональных подразделений железной дороги. Как писали в прессе, случайных людей среди владельцев компаний-победителей не было, впрочем, Александр Уткин о тонкостях своих взаимоотношений с РЖД не рассказывает. По его словам, информация о конкурсе была открытой, в РЖД он никогда не работал, но был совладельцем сервисной компании "Транссервисгрупп", которая поставляла продукцию в том числе и для РЖД. Из пяти компаний, получивших контракты, лишь "Мастер Клининг" принялась активно развиваться и на внешнем рынке, обслуживая частные предприятия: гостиничные сети, фитнес-клубы и т. п. Через два года компания купила одного из прочих подрядчиков РЖД - петербургскую "Немецкую марку" и превратилась в холдинг Cotton Way. Имея в аренде 11 производственных прачечных от РЖД, компания практически все переоснастила новым оборудованием, в процессе закрыв три комплекса за ненадобностью. По планам, старые арендованные помещения рано или поздно будут освобождены, поскольку эти площадки не позволяют развиваться. Сегодня для обслуживания Московской области и ряда соседних регионов компания строит новый комплекс в калужском кластере, совершенно новый комплекс выстроен в Сочи - под нужды Олимпиады, а в дальнейшем и курортно гостиничного сегмента. Оборудование и расходные материалы для этих прачечных - европейские, в основном немецкие. "Правильно подобранное оборудование, рассчитанное на обработку большого количества белья, позволяет существенно ускорить процесс, давая серьезную экономию на электроэнергии, расходных материалах и обеспечивая при этом хорошее качество очистки, - рассказывает Екатерина Баранова, заместитель генерального директора Cotton Way по операционной деятельности. - Это одна из причин, почему передача функций стирки на аутсорсинг всегда выгоднее: на объемах стирки можно хорошо сэкономить".

Экономить можно не только на объемах. В пресс-службе Федеральной пассажирской компании (ФПК, входит в РЖД) отмечают, что помимо прямой экономии средств (по некоторым оценкам, расходы сократились примерно с 14 млрд рублей в год до 10 млрд) ФПК получила возможность не вкладывать собственные средства в обеспечение компании текстилем, а брать его в аренду, что также отражается на экономической эффективности. Кроме того, владельцы больших компаний, привлекающих аутсорсеров, часто получают экономию там, где не ждали: за счет уменьшения приписок со стороны руководства предприятия. "Были случаи, когда после нашего прихода менялись целые команды менеджеров, поскольку выявлялась система их воровства, - отмечает Александр Уткин. - Зачастую против перехода на аутсорсинг выступает как раз руководство компаний, поэтому важно вести переговоры с владельцем, лицом, заинтересованным в экономии".

Обработка белья - лишь одна из услуг компании, основная же особенность холдинга - совершенно новая услуга для нашего рынка: прокат текстиля разного назначения. Это постельные принадлежности, включая матрасы, подушки, одеяла, полотенца, халаты, занавески, скатерти, спецодежда для нужд самых разных предприятий - гостиниц, фитнес-клубов, ресторанов. Все это компания закупает самостоятельно и, сдавая в аренду, берет на себя функцию дальнейшего обслуживания: хранение, доставку, стирку, глажку и т. п. Объединение этих функций позволяет формировать цепочку стоимости, наиболее выгодную для заказчика. В частности, в Cotton Way отмечают, что сегодня их компания - крупнейший покупатель текстиля в стране, а это означает для них самые низкие цены на рынке, что транслируется потом и на заказчиков.
Этот сегмент и на западных рынках появился не так давно, около 50 лет назад. У нас Cotton Way была первой компанией, предложившей подобную услугу практически сразу после того, как произошла полная передача им хозяйства РЖД (что-то брали в аренду, что-то выкупали). Остальные компании, работающие с РЖД, на "внешний" рынок практически не выходят. Но в Москве года два назад в сегмент проката вышла Blesk InCare (промышленная прачечная со специализацией на грязезащитных коврах).
Рынок аренды текстиля в нашей стране Cotton Way оценивает примерно в 100 млрд рублей в год с потенциалом дальнейшего роста до 150 - ориентируясь на формирование этого рынка в развитых странах.

Для холдинга это направление сегодня - точка приложения основных сил. "Закупка текстиля требует гораздо больших инвестиций, чем даже оборудование для прачечных-комплексов, - рассказывает Александр Уткин. - Но самая главная проблема - наработка компетенций в этой области. Мы первопроходцы на этом рынке в нашей стране, научиться можно только у иностранцев. Кто-то из них готов нам помогать бесплатно - это крупные компании, планирующие экспансию и заинтересованные в том, чтобы этот рынок в принципе появился, чтобы был сформирован запрос на подобные услуги. У других приходится приобретать лицензии на их ноу-хау, чтобы эти знания получить. Самостоятельная наработка компетенций заняла бы лет пять, не меньше. И если с текстилем для постельного белья справиться легче, то, когда речь идет о специальных тканях для нужд медицины, обязательно нужны консультации профессионалов, потому что тут часто необходимы уникальные знания".

Обслуживание медицинских клиник - стратегически важный сегмент для компании Cotton Way и для рынка в целом. На Западе этот сегмент составляет примерно треть рынка проката и обработки текстиля, у нас он потенциально может составлять половину, и самое главное - он совершенно свободен.

О стремлении отдать на аутсорсинг такие функции, как питание и обработка текстиля, заявляла и министр здравоохранения Вероника Скворцова. Заинтересованы в этом и главврачи клиник, и без того чрезмерно загруженные административными вопросами. "Для нас был неожиданным высокий уровень интереса со стороны главных врачей, - замечает Александр Уткин. - Оказалось, что количество накопленных проблем в этом хозяйстве крайне велико и отнимает много времени и сил, отрываемых от основной деятельности".

С прошлого года Cotton Way начала большой проект по обслуживанию всех медклиник Татарстана. До этого по прямой договоренности с президентом республики Рустамом Миннихановым там провели полугодовой пилотный проект, обслуживая две крупнейшие республиканские клиники - детскую и взрослую. Эффективность использования аутсорсинга была доказана: за полгода клиникам удалось только расходы на обслуживание текстиля сократить на 15%, притом что качество выросло в разы: это и качество самого текстиля, и качество сервиса, удобного для персонала. В результате было решено распространить эту практику на все клиники страны. Провели конкурс, в котором также участвовали другие промышленные прачечные, но полноценных конкурентов у Cotton Way на федеральном рынке нет, считают в компании, поэтому конкурс был больше формальностью. "Я первый не рад, что нет реальной конкуренции, - это очень расслабляет команду, - отмечает Александр Уткин. - Все равно выиграем, считают менеджеры, и могут что-то недоделать, недодумать - нет стимула. Вот в Москве, где Blesk InCare вышла в наш сегмент и тоже работает и с больницами, и с частным сектором, выкладываться приходится гораздо больше". Существующие в Татарстане мощности прачечных (арендованных у РЖД) с потоком едва справляются, а потому сейчас компания создает новую фабрику-прачечную, арендуя помещение в индустриальном парке "Химград". То, что в Татарстане есть такой индустриальный парк - с хорошей инфраструктурой, позволяющей не строить производство с нуля и сократить объем необходимых инвестиций с 1,2 до 0,5 млрд рублей, - стало очень важным фактором для Cotton Way при выборе региона для освоения.

Параллельно в компании разрабатывают проект по обслуживанию медучреждений в Новосибирской области, изучается возможность работы и в других регионах.
Основной риск, с которым сталкивается компания, в том, что подобные проекты весьма капиталоемки, долго окупаются, а контракты с госструктурами заключаются не более чем на три года. Уткин рассказывает, что на крупный регион требуется разовая инвестиция в 1-1,5 млрд рублей, а на ежегодное поддержание хозяйства в текущем состоянии - 100-200 млн. Основные расходы - как раз закупка текстиля. Средний срок окупаемости проекта - от семи лет. Если через три года контракт не будет продлен, то компании придется быстро перестраиваться, чтобы не потерять вложенное. "Мы, крупная компания с большим оборотом, способны справиться с такими рисками, - уверен Уткин. - В конце концов, текстиль можно перенаправить в другой регион, оборудование тоже можно перевезти". Трехлетние контракты - уже большой прорыв, еще недавно контракты заключались на год, что делало их совсем неинтересными для капиталоемкого производства.

"Одно время мы пытались заниматься лоббизмом, чтобы изменить контрактное законодательство, которое у нас очень тяжелое, не позволяет работать с государством вдлинную, - рассказывает Уткин. - Поняли, что это невероятно сложная и долгая история, требующая гигантских ресурсов, она не под силу одному игроку, требуются коллективные усилия рынка.

Мы отказались от этого пути, стали работать с тем, что есть. Начали работать с регионами, где наиболее активные и вменяемые управленческие команды. А в Москве и в Питере просто идем и забираем больницу за больницей, главврачи даже спорят между собой, кто первый попадет к нам на обслуживание".

По итогам прошлого года оборот Cotton Way составил более 4 млрд рублей. 85% этого потока обеспечивает контракт с РЖД, но в планах через пять-шесть лет размыть долю РЖД до 30%, даже при условии покупки других операторов, обслуживающих железную дорогу. О рентабельности Александр Уткин не говорит, хотя не скрывает, что пока его компания "в голубом океане". Ей не приходится биться с конкурентами в ценовых войнах, а значит, зарабатывает она сегодня очень неплохо. Впрочем, капитальных вложений у компании тоже много, потенциал развития на кредитные ресурсы сегодня практически исчерпан, отмечает Уткин: уровень закредитованности в соотношении долг/EBIDTA равен 3. Это одна из причин того, что в конце прошлого года Cotton Way привлекла двух институциональных инвесторов - ЕБРР и Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ), уступив им долю в 30% акций за 3,6 млрд рублей, вложенных двумя инвесторами в равных долях. "Привлечение ЕБРР как инвестора демонстрирует, что потенциал отрасли аренды текстиля в нашей стране оценивается высоко, - говорит Уткин. - А наличие среди инвесторов РФПИ, по сути государственной структуры, позволит легче общаться с государственным сегментом".

Рынки корпоративного питания, клининга, а также аренды и обработки текстиля потенциально весьма велики (до 700 млрд рублей) и практически не освоены
Олег Лобанов, генеральный директор и основной владелец компании "КорпусГрупп", больше 20 лет занимается корпоративным питанием. Создание предприятий питания в бизнес-центрах - один из первых шагов по освоению корпоративного сегмента.

На лучших фабриках-кухнях "Корпуса" один повар обслуживает 200 клиентов
Свои промышленные прачечные Cotton Way оборудует машинами ведущих европейских производителей.

Генеральный директор и основной владелец компании Cotton Way Александр Уткин считает свою команду основателями рынка аренды и обработки текстиля в России
Большие объемы стирки позволяют существенно сэкономить на энергии, расходных материалах, затратах на персонал.