www.kommersant.ru, февраль 2015г
Южный отток
Сумеет ли российская экономика обойтись без мигрантов

После девальвации и вступления в силу нового миграционного законодательства российские компании недосчитались до половины сотрудников-мигрантов. Теперь работодателям придется выбирать: либо повышать зарплаты гастарбайтерам на 10-15%, либо нанимать местных, которые хотят вдвое больше.

НИНА ВАЖДАЕВА

После новогодних каникул в компании ООО "Можайский шампиньон" недосчитались 40% сотрудников. Оказалось, что уехавшие домой на праздники работники-мигранты просто не смогли вернуться в Россию. "Их задержали на границе,— рассказывает гендиректор компании Павел Афонин.— Для нас это огромная проблема, ведь мигранты составляют 90% персонала. Из них 60% украинцы, 25% — молдаване, остальные — узбеки и таджики". На освободившиеся вакансии приходится нанимать тоже мигрантов, из числа тех, кто остался в России. По словам Афонина, они и работу делают качественнее россиян и намного мобильнее — могут оперативно выйти на работу сверхурочно, если потребуется, ведь мигранты живут в общежитии при комплексе. Но поиск людей идет медленно. По словам Афонина, жители Можайска предпочитают ездить на работу в Москву, а не собирать шампиньоны в соседней деревне, тем более за зарплату 22-27 тыс. руб.

Уборщицы из клининговой компании "Премьер-Сервис" (доля мигрантов — до 80% персонала) еще не уехали, но уже доложили начальству, что собираются. "В нашей сфере зимой обычно нет нехватки кадров, потому что есть конкуренция со стороны тех, кто летом работает на стройках,— говорит директор ООО "Премьер-Сервис" Андрей Куркин.— Но в этом году других работников взять неоткуда и мы не знаем, как будем обходиться без рабочей силы".

Почти треть рабочих покинула стройку арены "Зенит". Председатель комитета по строительству Петербурга Михаил Демиденко полагает, что проект из-за этого находится под угрозой.

Значительный дефицит кадров образовался и на швейных фабриках. "С нашего производства почти каждый месяц высылали по 20-30 иностранных швей, что грозит нам почти полным разорением,— констатирует Анна Чапман (бывшая разведчица выпускает одежду под одноименным брендом).— При этом швей с российским гражданством в стране уже не осталось. Техникумы, обучающие этой профессии, пусты уже минимум пять лет. Многие фабрики содержат сотрудников, которым необходимо переводить свой заработок в валюту, поэтому опытные швеи начнут уезжать".

В активном поиске

Кадровикам прибавилось работы. "С начала декабря у нас примерно на 20% вырос спрос на поиск персонала на позиции, которые раньше занимали мигранты,— отмечает управляющий директор кадрового агентства Brightmen Solutions Владимир Телятников.— В первую очередь мы говорим о логистике, производстве, клининговых компаниях и подсобных работах".

По данным ФМС, в январе этого года в Россию въехало на 70% меньше мигрантов, чем в прошлом январе. "Возвращаться сюда на работу мигрантам и сложно, и невыгодно,— объясняет руководитель направления по трудовому праву и миграционным вопросам Ernst & Young (Санкт-Петербург) Елена Халимовская.— Во-первых, изменилось законодательство: чтобы работать в России, нужно иметь загранпаспорт и патент, сдавать экзамен по русскому языку, истории и культуре. Во-вторых, в Россию едут в основном для того, чтобы отправлять заработанное на родину семьям, а в переводе на другие валюты теперь это даже не в два раза меньше, а в три-четыре".

У Мадины Музафаровой в Андижане мать и двое детей-школьников. Работая в Москве уборщицей, она отправляла семье по $800 в месяц, на эти деньги родные Мадины жили, строили дом, еще удавалось откладывать что-то на учебу в университете. Осенью пришлось ехать на родину: правительство Узбекистана объявило о тотальной замене паспортов для граждан, и вернуться удалось только после Нового года. "Поеду обратно, наверное,— горюет Мадина.— В январе ничего не смогу отправить. За патент 4 тыс. руб. заплатила, и нужно, говорят, каждый месяц платить. Экзамены какие-то. Комната — 5 тысяч. Пока паспорт меняла, всех клиентов растеряла, а те, что остались, даже прежних денег платить не могут, просят подешевле убираться".

Помимо патента на работу (можно ежемесячно платить по 4 тыс. руб., а можно 48 тыс. единовременно за год) мигранты должны купить медицинский полис — 5,5 тыс. руб., пройти тестирование на знание русского языка — 3,5 тыс. руб., экзамены по истории и праву — 3 тыс. руб. Руководитель компании "СТС Групп" (аутсорсинг персонала) Николай Рыжков полагает, что, еще не получив первой зарплаты, гастарбайтер тратит 25 тыс. руб.— своих — или оказывается должен посредникам.

Еще в декабре глава Федерации мигрантов России Мухаммад Амин Маджумдер говорил, что из страны уедет более 25% приезжих работников — речь шла о курсе 45-50 руб. за доллар. "Отток трудовых мигрантов из азиатских республик из таких отраслей, как строительство, сфера ЖКХ, превысил 30%",— отмечает Рыжков. По мере дальнейшей девальвации прогноз оттока увеличивается, и сейчас эксперты сходятся на том, что в течение года из России уедут как минимум 50% гастарбайтеров. Сейчас в нашей стране законно трудятся 2,7 млн приезжих, незаконно, по оценкам ФМС,— 2,9 млн, но некоторые эксперты считают, что последняя цифра занижена как минимум вдвое.

Выбор гастарбайтера

Сейчас мигранты ищут альтернативу России для заработков, однако страны, готовой принять всю эту многомиллионную армию целиком, конечно, не существует. "В прошлом году 85-90% всех мигрантов из Средней Азии предпочитали ехать на заработки в Россию, а 10-15% выбирали Казахстан,— поясняет ведущий научный сотрудник Института демографии ГУ-ВШЭ Никита Мкртчян.— Сейчас ситуация может измениться, но не радикально — в Казахстан может уехать порядка 20% всех среднеазиатских мигрантов. Больше он просто не может принять. Экономика Казахстана очень напоминает нашу и во многом зависит от цены на нефть. К тому же емкость рынка труда там почти в 10 раз меньше, так как меньше численность населения. Выходов же на европейские страны у среднеазиатских рабочих пока практически нет".

Руководитель общественной организации "Кыргыз биримдиги" Абдыганы Шакиров называл еще две страны, где ждут работников из Средней Азии,— это Турция и Южная Корея. Правда, масштаб миграции в эти страны несопоставим с потоком рабочей силы в Россию. Например, по данным киргизской диаспоры "Максат", в прошлом году в Южной Корее работало всего 4 тыс. граждан Киргизии, а в России — более 500 тыс. К тому же и в Южной Корее, и в Турции требования к качеству работы намного выше, чем в России, а условия труда жестче. Попасть в Турцию проще туркменам, так как их язык очень похож на турецкий, заработки — практически как в Москве до кризиса, в среднем $1 тыс. в месяц. В Южной Корее требуются люди на предприятия, где нужно трудиться по 12 часов в сутки. Зато и зарплаты выше — если повезет, могут получать по $2 тыс. в месяц.

Больше вариантов у выходцев из Молдавии и с Украины. "Сейчас в России работает порядка 60% мигрантов из этих стран, а в Южной и Восточной Европе (например, в Италии, Испании и Португалии) — 40%. В ближайшее время соотношение может перевернуться",— говорит Никита Мкртчян.

Час расплаты

Мигрантам найти альтернативу России сложно, но и России без мигрантов не обойтись. "Долгое время проблема кадрового голода решалась с помощью привлечения дешевого труда мигрантов, и даже с учетом ожидающейся безработицы этот голод не будет утолен",— полагает президент группы компаний "АМИ-Систем", председатель Общественного объединения по повышению производительности труда Владимир Бовыкин. Сторонам, таким образом, придется искать компромисс. Оказавшись в безвыходной ситуации, работодатели уже начали сокращать разрыв в оплате труда между местными жителями и мигрантами. В упомянутом "Можайском шампиньоне" сотрудникам с Нового года подняли зарплату на 10-15%, чтобы покрыть их выросшие затраты на легализацию. На 15%, по словам Андрея Куркина, увеличили выплаты новым сотрудникам и в клининговой компании "Премьер-Сервис". "На более низкую зарплату мигранты уже не идут, а россияне тем более",— констатирует Куркин.

В результате компании вынуждены повышать цены. "В нашей отрасли рециклинга из-за оттока мигрантов тоже цены повысились,— рассказывает гендиректор группы компаний "Эко-система" Андрей Якимчук.— Наше сырье — пластик, который мигранты отбирают непосредственно из мусорных баков или на полигонах. Это очень тяжелая и неприятная работа — жители российских городов соглашаются редко. Сейчас закупочные цены на вторичные полимеры выросли на 10% по сравнению с прошлым годом".

"Мы готовимся к возможному дефициту кадров,— говорит HR-директор сети отелей Park Inn by Radisson в Санкт-Петербурге Кира Песелева.— Пока фонд оплаты труда занимает у нас 30-35% в конечной стоимости гостиничных услуг, но ожидаем увеличения его доли на 3-4% за счет того, что придется поднимать зарплату".

Впрочем, в некоторых отраслях отъезд мигрантов стал проблемой более серьезной, чем просто увеличение затрат. "Такие работы, как монтаж и проведение пусконаладочных работ на сложном электротехническом оборудовании, системах автоматики, в нашей компании выполняли украинские специалисты,— рассказывает гендиректор ООО "Компания "Энергостроительные системы" Владимир Захарченко.— Среди россиян мы почему-то не могли найти квалифицированных специалистов по этим направлениям".

Своими силами

Впрочем, в некоторых сферах экономики, где раньше было много мигрантов, уже научились обходиться без них. Например, в такси. Перед самым Новым годом из компании "Таксилет" ушел последний водитель-киргиз. "Звонков от мигрантов, ищущих работу, всегда было много,— вспоминает владелец таксопарка Михаил Виноградов.— Примерно с ноября звонки от них вообще прекратились. Раньше нам было трудно найти подходящего водителя среди множества предложений от гастарбайтеров — часто не устраивал стиль вождения, отношение к клиентам, у кого-то были проблемы с документами. Сейчас просто не из кого выбирать".

Впрочем, на место мигрантов тут же попросились россияне. "Таксистов всегда становится больше в кризис,— продолжает Виноградов.— Поскольку в первый день работы уже можно получить живые деньги. Водителю остается около 30% суммы чеков, и при 12-часовой загрузке средний дневной заработок составляет около 1,5 тыс. руб. в Санкт-Петербурге и около 2 тыс.— в Москве".

Почти не почувствовали оттока мигрантов и в ритейле. В розничной сети "Магнит" нам сообщили, что количество мигрантов у них ничтожно мало, поэтому изменения в федеральном законодательстве компанию не затронут. "Мигрантов с уже готовым разрешением на работу в РФ нам предоставляют аутсорсинговые и аутстаффинговые компании,— говорит начальник управления по связям с общественностью X5 Retail Group Владимир Русанов.— Поэтому сами мы не почувствовали дефицита кадров и массового оттока мигрантов". Нет проблем и в регионах. Например, совладелец архангельской сети "Панорама" Владимир Бохан отметил "Деньгам", что у них практически нет мигрантов — трудятся местные.

По словам Владимира Телятникова, рынок труда сейчас замер, предвкушая возможные февральские сокращения. Тогда, вероятно, в свободном поиске дополнительно окажется значительное количество россиян, готовых занимать места, освобожденные гастарбайтерами.